Смертельно опасные арендные дебилы

Мы неоднократно рассказывали, что основной формой организации криминально-нелегального рынка такси является аренда авто. Поскольку бомбилы-арендаторы, кроме того, что они наиболее общественно-опасная  и смертельная категория нелегалов, ещё и обнуляют себестоимость перевозок в такси. Поэтому  легальные перевозки и  хотя бы теоретическое существование легального сектора  исключено даже  по законам либерастов из ВШЭ.

Отцами –основателями современной  арендной схемы организации нелегального извоза, можно считать краснодарскую ОПГ, которая через своего артикулятора в Госдуме -В.Лысакова, законодательно закрепила эту криминальную схему.   Совершенно лживая  позиция артикулятора  рассмотрена  ещё в 2013 году  в нашей публикации    « Арендная концепция Лысакова» .

 

Его,с позволения сказать деятельность в Госдуме, яркий пример того, что Вороненков жив, а не убит в украгабоне. В фигуральном смысле конечно же. Как типичный и собирательный образ весьма сомнительного депутата, занимающегося не законодательной деятельностью, а лоббированием интересов весьма сомнительных личностей. И того, что современная Госдума представляет из себя смертельно- опасное новообразование из  членов партии воров и жуликов  с соответствующими интересами.

Что касается бомжей- маргиналов, ещё вчера бродящих по стоянкам такси в поисках 5-ти рублей «на поправить здоровье», а сегодня ставших смертельно –опасными «таксистами», то о них мы неоднократно рассказывали. Как в прочем о них же и рассказывают ежедневные  сводки происшествий.

Очередную такую сводку под рубрикой «Из зала суда», мы сегодня и предлагаем в качестве очередной иллюстрации того, что арендная овчинка выделки не стоит. Ни для самих арендаторов и тем более для погибших пассажиров.

И в качестве примера того, что умственные способности бомбил –арендаторов находятся на уровне воспитанников спецшкол для дебилов, у которых в порядке вещей не только отсутствие мозга, но  даже и отсутствие водительского удостоверения.  Мало того, что они добровольно отказываются от своих конституционных прав на труд, но они  ещё и сами платят уголовникам за возможность «поработать».  Про законную защиту своих нарушенных криминалом трудовых прав, вообще говорить не приходится. О чём мы рассказывали только что в материале «Арендатор попал в ДТП»  Не лишне заметить, что о фигурирующем в данном деле типичном организаторе нелегального извоза — так называемом «такси престиж», мы также уже рассказывали в материале «Московский баклан в прямом эфире»

 

 

Судья Васильева Е.В. гр.д.№ 33-6181\18

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

06 апреля 2018 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Леоновой С.В. судей Зениной Л.С., Малыхиной Н.В. с участием прокурора Вдовичева Ю.В. при секретаре Шуптыровой Ю.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Леоновой С.В. гражданское дело по апелляционным жалобам ответчика Комарова В.Г. и представителя истцов Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутовой-Тюриной В.Н., Каюмовой Е.Н. по доверенности Густап Н.В. с учетом их уточнений, и по апелляционному представлению помощника прокурора Лефортовской межрайонной прокуратуры г.Москвы Трусовой Н.С. на решение Лефортовского районного суда города Москвы от 02 февраля 2016 г., которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Ярёменко В.И., Ярёменко Н.В., Арнаутовой-Тюрниной В.Н., Каюмовой Е.Н. к ООО «Такси «Престиж» о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда отказать.

Взыскать с Неклюдова Д.В. в пользу Ярёменко В.И. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 700.000 руб. 00 коп.

Взыскать с Неклюдова Д.В. в пользу Ярёменко Н.В. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 700.000 руб. 00 коп.

Взыскать с Неклюдова Д.В. в пользу Арнаутовой-Тюрниной В.Н. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 700.000 руб. 00 коп.

Взыскать с Неклюдова Д.В. в пользу Каюмовой Е.Н. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 700.000 руб. 00 коп.

Взыскать с Комарова В.Г. в пользу Яременко Н.В. в счет возмещения ущерба 552 295 руб. 00 коп.

В остальной части отказать.

УСТАНОВИЛА:

Истцы Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутова-Тюрнина В.Н., Каюмова Е.Н. обратились в суд с иском к Неклюдову Д.В., Комарову В.Г., ООО «Такси «Престиж» о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда, в котором просили взыскать с ответчиков солидарно в пользу Яременко Н.В. денежные средства в сумме 553063 руб. в счет возмещения причиненного ущерба, взыскать солидарно с ответчиков в пользу каждого из истцов по 1.500.000 руб. в счет возмещения морального вреда.

В обоснование своих требований истцы указали, что 05 октября 2014 года произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого скончалась фио Приговором Гагаринского районного суда г. Москвы от 16 марта 2015 года виновным в данном ДТП признан ответчик Неклюдов Д.В., управлявший в момент ДТП автомобилем, принадлежащим ответчику Комарову В.Г., на основании трудового договора с Комаровым В.Г. На дату ДТП ответчик Неклюдов Д.В. состоял в гражданско-правовых отношениях с ООО «Такси «Престиж». Неклюдов Д.В. приехал оказывать услуги такси по заказу, направленному в ООО «Такси «Престиж». Истцом Яременко Н.В. понесены расходы по оплате места на кладбище в размере 361 000 руб., подготовки могилы 24 745 руб., ритуальных услуг в размере 104 150 руб., подготовки тела в размере 47 968 руб., аренды ритуального зала в размере 15 200 руб.

Кроме того, в результате действий ответчиков истцам причинен моральный вред.

Истцы Яременко В.И., Яременко Н.В., в судебное заседание суда первой инстанции не явились.

Истцы Арнаутова-Тюрнина В.Н., Каюмова Е.Н. в судебное заседание суда первой инстанции явились, исковые требования поддержали.

Представитель истцов Густап Н.В. в судебном заседании суда первой инстанции требования поддержал.

Ответчик Неклюдов Н.В. в судебное заседание суда первой инстанции явился, исковые требования признал частично, пояснил, что свою вину в дорожно-транспортном происшествии не оспаривает.

Ответчик Комаров В.Г. в судебное заседание суда первой инстанции явился, исковые требования признал частично, просил учесть его тяжелое материальное положение.

Представитель ответчика ООО «Такси «Престиж» по доверенности Грунь Е.И. в судебное заседание суда первой инстанции явилась, исковые требования не признала, пояснила, что ООО «Такси «Престиж» является диспетчерской службой, то есть службой заказа такси, не имеет собственного автопарка, оказывает услуги по организации перевозок, обеспечивает поиск лиц, нуждающихся в транспортных услугах, и передачу сведений о потенциальных пассажирах перевозчикам — организациям и индивидуальным предпринимателям, оказывающим транспортные услуги.

ОАО Страховая компания «Уралсиб», СК «ГУТА-Страхование», СПАО «Ингосстрах» своих представителей в судебное заседание суда первой инстанции не направили, извещены.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционных жалоб просят Комаров В.Г., представитель истцов Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутовой-Тюрниной В.Н., Каюмовой Е.Н. – Густап Н.В., с учетом их уточнений, а также по доводам апелляционного представления помощника прокурора Лефортовской межрайонной прокуратуры г.Москвы Трусовой Н.С., ссылаясь на допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2016 г. решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 02 февраля 2016 года отменено в части взыскания с Комарова В.Г. в пользу Яременко Н.В. в счет возмещения ущерба 552 295 руб. 00 коп.

В удовлетворении требований Яременко Н.В. к Комарову В.Г. о возмещении материального ущерба отказано.

В остальной части решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 02 февраля 2016 оставлено без изменения, апелляционная жалоба ответчика Комарова В.Г., представителя истцов Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутовой-Тюрниной В.Н., Каюмовой Е.Н. – Густапа Н.В., апелляционное представление Лефортовского межрайонного прокурора г.Москвы — без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 09 января 2018 г. № 5-КГ17-220 апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2016 г. было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции ответчики Неклюдов Д.В., Комаров В.Г., ООО «Такси «Престиж», представителя 3-х лиц ОАО Страховая компания «Уралсиб», СК «ГУТА-Страхование», СПАО «Ингосстрах» не явились, извещены посредством направления судебных извещений почтовым отправлением от 21.03.2018 г., причины неявки не обосновали, ходатайств об отложении судебного разбирательства не заявляли, в связи с чем, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие по ст. ст. 167, 327 ГПК РФ, ст. 165.1 ГК РФ.

В силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения истца Каюмовой Е.Н., истца Арнаутовой-Тюрниной В.Н., представителя истцов Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутовой-Тюрниной В.Н., Каюмовой Е.Н. – Густапа Н.В., заслушав заключение прокурора, обсудив доводы апелляционных жалоб, апелляционного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу п. 1 ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

На основании п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 года № 23 «О судебном решении» решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ) (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ).

Таким образом, обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Между тем, при рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции данные положения не были учтены и применены в полной мере.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 05 октября 2014 г. лишенный права управления транспортным средством Неклюдов Д.В., осуществляя перевозку пассажира легковым такси, нарушил правила дорожного движения, что привело к дорожно-транспортному происшествию, в результате которого погиб пассажир такси фио

Яременко В.И. является мужем погибшей фио, а Яременко Н.В., Арнаутова-Тюрнина В.Н. и Каюмова Е.Н. — дочерьми.

Приговором Гагаринского районного суда г. Москвы от 16 марта 2015 г. Неклюдов Д.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Автомобиль марки «Skoda Octavia», г.р.з. ***, использовавшийся Неклюдовым Д.В. в качестве легкового такси, принадлежит индивидуальному предпринимателю Комарову В.Г.

Между ИП Комаровым В.Г. и Неклюдовым Д.В. 11 июля 2014 г. заключен трудовой договор, в соответствии с которым последний принят на работу водителем.

14 декабря 2011 г. между ИП Комаровым В.Г. (заказчиком) и ООО «Такси «Престиж» (исполнителем) заключен договор, в соответствии с которым исполнитель обязался осуществлять поиск пассажиров для их перевозки легковым автомобилем заказчика, оказывать заказчику иные предусмотренные данным договором услуги, а заказчик обязался уплатить агенту оговоренное договором вознаграждение.

По условиям данного договора заказчик обязан производить страхование жизни и здоровья пассажиров автомобиля, перед выходом на линию проводить контроль технического состояния автомобиля и предрейсовый медицинский осмотр. Заказчик самостоятельно отвечает за ущерб, причиненный третьим лицам при перевозке клиентов (пункты 2.1.7, 2.1.8, 5.4 договора).

17.07.2014 г. между ОСАО «Ингосстрах» и Комаровым В.Г. в отношении названного выше автомобиля «Skoda Octavia» заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств сроком с 17 июля 2014 г. по 16 июля 2015 г.

17 июля 2014 г. между ЗАО «ГУТА-Страхование» и Комаровым В.Г. в отношении этого же автомобиля заключен договор добровольного страхования ответственности на срок с 17 июля 2014 г. по 16 июля 2015 г. по страховому риску «несчастный случай» со страховой суммой в 1 500 000 руб.

10 июня 2014 г. между ЗАО «Страховая группа «Уралсиб» и Комаровым В.Г. заключен договор добровольного страхования граждан от несчастных случаев «защита в пути», в том числе по страховому риску «смерть застрахованного лица в результате несчастного случая», на срок с 11 июня 2014 г. по 10 июня 2015 г. со страховой суммой 50000 руб. Застрахованными лицами являются водитель и пассажиры транспортного средства.

В соответствии с Уставом ООО «Такси «Престиж» основными видами деятельности данного общества является организация диспетчерской службы, вызовы, заказы такси, информационное обслуживание, деятельность такси.

Согласно ответу управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по г. Москве от 9 декабря 2015 г. ООО «Такси «Престиж» является диспетчерской службой, которая оказывает заказчику информационные услуги: передает заказ, называет рекомендованную стоимость услуги такси, формируемую по тарифам перевозчиков (фрахтовщиков). При этом ООО «Такси «Престиж» предлагает пользователю бесплатную возможность ознакомиться с информацией о предложениях организаций, оказывающих услуги в указанной сфере, и осуществить поиск предложений по заданным пользователем параметрам.

Удовлетворяя частично требования истцов к Неклюдову Д.В. о взыскании компенсации морального вреда и взыскивая с указанного ответчика по 700000 руб. в пользу каждого истца суд исходил из того, что обязанность по компенсации морального вреда возложена непосредственно на Неклюдова Д.В., действия которого находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде смерти пассажира фио

Определяя размер компенсации морального вреда в размере 700000 руб. в пользу каждого истца, суд оценил собранные по делу доказательства, принял во внимание степень вины ответчика Неклюдова Д.В. и степень нравственных страданий истцов.

Взысканная сумма компенсации отвечает требованиям разумности и справедливости.

Оснований для переоценки доказательств в указанной части, увеличения размера компенсации морального вреда не имеется, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы представителя истцов в данной части судебная коллегия отклоняет.

При разрешении требований истцов к Комарову В.Г. о взыскании компенсации морального вреда в размере 1500000 руб. в пользу каждого истца, суд пришел к выводу об отсутствии законных оснований для их удовлетворения, в связи с чем, отказал в иске в данной части в полном объеме.

Между тем с указанными выводами суда судебная коллегия не согласна.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда (пункт 1).

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2).

Пунктом 1 статьи 1079 названного кодекса предусмотрено, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п., осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В силу статьи 1100 указанного выше кодекса компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя в случае, если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайной, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Согласно разъяснений, данными в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (1100 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 1068 этого же кодекса юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При этом работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

По смыслу вышеприведенных норм материального права в их взаимосвязи, на работодателя возлагается обязанность возместить не только имущественный, но и моральный вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей.

Как установлено судом, работодателем Неклюдова Д.В., исполнявшего в момент причинения вреда трудовые обязанности, а также владельцем автомобиля, при использовании которого причинен вред, являлся ИП Комаров В.Г.

При таких обстоятельствах, отказ суда в иске истцам к ответчику ИП Комарову В.Г. о взыскании компенсации морального вреда, является существенным нарушением приведенных выше норм материального права, в связи с чем, решение суда в данной части подлежит отмене по ст.330 ГПК РФ с вынесением нового решения о взыскании с Комарова В.Г. в пользу каждого истца по 100000 руб. в счет компенсации морального вреда, с учетом принципов разумности и справедливости, принимая во внимание положения ст. ст. 151, 1100, 1101 ГК РФ, разъяснений, данными в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», разъяснению, содержащемуся в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Разрешая исковые требования Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутова-Тюрниной В.Н., Каюмовой Е.Н. к ООО «Такси «Престиж» о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в их удовлетворении в полном объеме, при этом суд исходил из того, что собственником автомобиля марки Шкода Октавия г.р.з. *** на момент перевозки пассажира фио являлся Комаров В.Г., на основании трудового договора с которым автомашиной управлял водитель Неклюдов Д.В., в то время, как ООО «Такси «Престиж» были оказаны лишь информационные услуги в соответствии с договором № 597 от 14.12.2011 года, заключенным между ИП Комаровым В.Г. как заказчиком и ООО «Такси «Престиж» как исполнителем, кроме этого, указанным договором предусмотрено, что ответственность за вред, причиненный третьим лицам, а также в связи с осуществлением перевозки клиентов, несет заказчик.

Вместе с тем при разрешении спора судом было установлено, что ООО «Такси «Престиж» оказывало ИП Комарову В.Г. агентские услуги по поиску пассажиров такси, принятию от них заказа и передаче его исполнителю услуги.

Тогда как согласно п. 1 ст. 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

В силу п. 2 ст. 1005 ГК РФ в случаях, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента.

Отказывая в иске к ООО «Такси «Престиж», суд не учел положения пункта 1 статьи 1005 ГК РФ что по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Между тем, как следует из материалов дела, обстоятельств того, что, принимая от фио заказ на оказание услуги по перевозке пассажира легковым такси, ООО «Такси «Престиж» действовало не от своего имени, а от имени принципала, в данном случае от имени ИП Комарова В.Г., судом не установлено.

То обстоятельство, что пассажир впоследствии вступил в непосредственные отношения с работником принципала — водителем такси, а также то, что он мог получить информацию о принципале, согласно приведенным выше положениям статьи 1005 ГК РФ само по себе не влияет на обязанности агента, вступившего в отношения с третьим лицом от своего имени.

В обоснование ответственности ООО «Такси «Престиж» истцы представили рекламную продукцию данного общества об оказании им услуг такси, а также снимок SMS-сообщения, направленного данным обществом на мобильный телефон фио, с указанием цены услуги и благодарностью за пользование услугами данного общества. При этом истцы указали на то, что, предлагая услуги такси и принимая заказ от фио, ООО «Такси «Престиж» действовало от своего имени.

Также как следует из материалов дела, по сообщению филиала № 18 Московского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 25 января 2016 г. № 05-05/05/108, ООО «Такси «Престиж» состоит на регистрационном учете с 28 мая 2003 г., и основным видом экономической деятельности страхователя является деятельность такси, что соответствует ОКВЭД 60.22 ООО «Такси «Престиж» ежегодно в срок, установленный законодательством, проходит подтверждение основного вида экономической деятельности, представляя соответствующие документы (заявление о подтверждении основного вида экономической деятельности, справку-подтверждение основного вида экономической деятельности).

В свою очередь, по правилам главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни и здоровью пассажира, подлежит возмещению в полном объеме и независимо от вины перевозчика.

В соответствии со ст. 432 Гражданского кодекса РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Перевозка пассажиров и багажа легковым такси урегулирована главой 5 Федерального закона от 09 ноября 2007 года № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта», в соответствии со ст. 31 которого перевозка пассажиров и багажа легковым такси осуществляется на основании публичного договора фрахтования, заключенного в устной форме.

Договор фрахтования легкового такси для перевозки пассажиров и багажа заключается фрахтователем с водителем легкового такси, действующим от имени и по поручению фрахтовщика или, если водитель является индивидуальным предпринимателем, от собственного имени. Права и обязанности по такому договору возникают непосредственно у фрахтовщика.

Такой договор фрахтования может быть заключен посредством принятия к выполнению фрахтовщиком заказа фрахтователя.

Фрахтовщик вправе отказать в предоставлении легкового такси для перевозки пассажиров в случае, если предлагаемый фрахтователем маршрут или поведение фрахтователя может создавать угрозу безопасности водителя.

Согласно ст. 2 вышеназванного Федерального закона № 259-ФЗ фрахтовщиком является юридическое лицо, индивидуальный предприниматель, принявшие на себя по договору фрахтования обязанность предоставить фрахтователю всю либо часть вместимости одного или нескольких транспортных средств на один или несколько рейсов для перевозок пассажиров и багажа, грузов.

Тогда как фрахтователем является физическое или юридическое лицо, которое по договору фрахтования обязуется оплатить стоимость пользования всей либо частью вместимости одного или нескольких транспортных средств, предоставляемых на один или несколько рейсов для перевозок пассажиров и багажа, грузов.

В соответствии с п. 103 правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, утв. Постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2009 г. № 112, заказ фрахтователя принимается с использованием любых средств связи, а также по месту нахождения фрахтовщика или его представителя.

В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Как следует из пояснений истцов и не опровергается материалами дела, фио вызвала такси по номеру, который во всех справочных службах обозначен как «Такси «Престиж», диспетчер ООО «Такси «Престиж» по телефону приняла заказ, после чего фио поступило сообщение о том, что машина «Skoda Octavia», г.р.з. *** подана, и впоследствии после выполнения договора перевозки на телефон фио поступило сообщение от ООО «Такси «Престиж» о том, что «Сумма Вашего заказа 320 руб. Благодарим за выбор нашей компании».

Таким образом, из установленных обстоятельств следует, что заказ от фио по предоставлению транспортного средства для перевозки пассажиров был принят диспетчером ответчика ООО «Такси Престиж», что не опроверг в суде представитель ответчика ООО «Такси «Престиж», и выполнен последним, автомобиль заказчику был предоставлен, и она воспользовалась данными услугами такси, в связи с чем, фактически между фио и ООО «Такси «Престиж» был заключен договор на перевозку пассажиров.

В свою очередь, поскольку в результате некачественно оказанной услуги был причинен вред здоровью пассажира, приведший к ее смерти, суд первой инстанции, необоснованно отказал в удовлетворении требований истцов к ООО «Такси Престиж» о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда.

То обстоятельство, что ООО «Такси Престиж» владельцем автомобиля не являлся, последний с водителем Неклюдовым Д.В. в трудовых отношениях в момент ДТП не состоял и, как пояснял в суде представитель ответчика, он услуги такси не оказывал, а предоставлял только информационные услуги, об отсутствии договорных отношений по перевозке пассажиров легковым такси между фио и ответчиком ООО «Такси Престиж» не свидетельствует.

Принимая заказ от фио, ООО «Таксти «Престиж» фактически принял на себя обязательство по оказанию услуги перевозки и давал клиенту информацию о предоставляемых им услугах (марки машины, времени прибытия), что позволяло фио рассчитывать на перевозку пассажиров такси технически исправным автомобилем и компетентным водителем.

Как указывалось выше, договор фрахтования легкового такси для перевозки пассажиров заключается фрахтователем с водителем легкового такси, действующим от имени и по поручению фрахтовщика.

Права и обязанности по такому договору возникают непосредственного у фрахтовщика (ст. 31 Федерального закона № 259-ФЗ).

Тогда как Неклюдов Д.В. не являлся фрахтовщиком в отношениях с фио, поскольку непосредственно участие в приеме заказа по телефону от пассажира не принимал, получил такую информацию от диспетчера ООО «Такси Престиж», в свою очередь, ООО «Такси Престиж» принял заявку от истца по согласованному сторонами маршруту, сообщил фио о принятии заказа и направлении им автомобиля, поэтому договор перевозки был заключен фио, именно, с ООО «Такси Престиж».

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции об отсутствии законных оснований для возложении на ООО «Такси «Престиж» ответственности по возмещению истцам морального и материального вреда является необоснованным, в связи с чем, решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутовой-Тюрниной В.Н., Каюмовой Е.Н. к ООО «Такси «Престиж» о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда подлежит отмене по ст. 330 ГПК РФ, с вынесением нового решения по ст. 328 ГПК РФ о взыскании с ответчика ООО «Такси «Престиж» в пользу каждого истца компенсации морального вреда в размере 100000 руб., учитывая выше приведенные положения закона и принимая во внимание характер и объем причиненных истцам нравственных или физических страданий, степень вины ответчика, требования разумности и справедливости.

При разрешении требований истца Яременко Н.В. о взыскании солидарно с ответчиков расходов на погребение, суд первой инстанции пришел к выводу, что в этой части ответственным за причиненный ущерб лицом является Комаров В.Г. по основаниям ст. 1083 ГК РФ, как работодатель Неклюдова Д.В. и собственник транспортного средства, на котором осуществлялась перевозка.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что Комаров В.Г. по указанным требованиям является надлежащим ответчиком, между тем полагает, что расходы на погребение также подлежат взысканию и с ответчика ООО «Такси «Престиж» на основании вышеприведенных положений Федерального закона от 09 ноября 2007 года № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта».

Кроме этого, судебная коллегия обращает внимание, что в силу ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии с Преамбулой Закона РФ «О защите прав потребителей» «под безопасностью товара (работы, услуги) понимается безопасность товара (работы, услуги) для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации, а также безопасность процесса выполнения работы (оказания услуги).

Согласно п. 1 ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребитель имеет право на то, чтобы (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации была безопасна для жизни, здоровья потребителя.

Вред, причиненный жизни, здоровью потребителя вследствие необеспечения безопасности (работы, услуги), подлежит возмещению в соответствии со статьей 14 настоящего Закона (п. 2 ст. 7 указанного выше Закона).

Поскольку из материалов дела следует, что в результате некачественного оказания услуги и осуществления обязанностей ООО «Такси «Престиж» по перевозки пассажира наступила смерть фио, указанный ответчик также должен возместить понесенные Яременко Н.В. убытки, понесенные в связи с погребением погибшей фио на основании ст. 15 ГК РФ, и вышеуказанных положений Закона РФ «О защите прав потребителей»

Согласно статье 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

В силу специальных положений статьи 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции, действовавшей на момент заключения договора страхования ИП Комаровым В.Г., если потерпевший намерен воспользоваться своим правом на страховую выплату, он обязан при первой возможности уведомить страховщика о наступлении страхового случая (пункт 3).

Положения данного федерального закона, касающиеся потерпевших, применяются и в отношении лиц, понесших ущерб в результате смерти кормильца, наследников потерпевших и других лиц, которые в соответствии с гражданским законодательством имеют право на возмещение вреда, причиненного им при использовании транспортных средств иными лицами (пункт 4).

Размер страховой выплаты по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства в счет возмещения расходов на погребение составлял не более 25 000 руб. (пункт 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).

В суде апелляционной инстанции представитель истцов Густап Н.В. в уточненной апелляционной жалобе указывал, что в порядке ОСАГО истец Яременко Н.В. получила от СПАО «Ингосстрах» в счет возмещения расходов на погребение получила денежные средства в размере 24745 руб., в связи с чем, сумма расходов на погребение составляет 528318 руб.

При таких обстоятельствах, поскольку солидарная ответственность действующим законодательством при установленных правоотношениях не установлена, то решение суда в указанной части подлежит отмене с принятием нового решения о взыскании с Комарова В.Г. и ООО «Такси «Престиж» в пользу Яременко Н.В. расходов на погребение в равных долях по 264159 руб. с каждого ответчика. (528318 руб. :2).

Доводы апелляционной жалобы Комарова В.Г. о том, что он не должен нести ответственность по возмещению расходов на погребение, в связи с наличием договоров страхования с ЗАО «Страховая группа «Уралсиб» и ЗАО «ГУТА-Страхование» судебная коллегия отклоняет, ввиду их несостоятельности.

Согласно действовавшим разъяснениям пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» при предъявлении потерпевшим иска непосредственно к причинителю вреда суд в силу части 3 статьи 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязан привлечь к участию в деле в качестве ответчика страховую организацию, к которой в соответствии с Законом об ОСАГО потерпевший имеет право обратиться с заявлением о страховой выплате или прямом возмещении убытков.

Аналогичные разъяснения даны в пункте 91 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Между тем подобного рода обязанности по договорам добровольного страхования ответственности законом не установлено.

В свою очередь, из приведенных выше положений статьи 1072 ГК РФ об обязанности страхователя возместить за свой счет разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба не следует, что потерпевший лишен права предъявить требование о возмещении вреда непосредственно к причинителю вреда и обязан обращаться только к избранной причинителем вреда страховой компании по договору добровольного страховании ответственности.

Таким образом, при установленных обстоятельствах решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутовой-Тюрниной В.Н., Каюмовой Е.Н. к ООО «Такси «Престиж» о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда, к Комарову В.Г. о взыскании компенсации морального вреда и в части размера взысканных с Комарова В.Г. в пользу Яременко Н.В. денежных средств на погребение, подлежит отмене по ст. 330 ГПК РФ, как постановленное с нарушением норм материального права и при неверном определении обстоятельств по делу, с вынесением нового решения по ст. 328 ГПК РФ о взыскании с ответчика ООО «Такси «Престиж» в пользу каждого истца компенсации морального вреда в размере по 100000 руб., взыскании с ответчика Комарова В.Г. в пользу каждого истца компенсации морального вреда в размере по 100000 руб., взыскании с ответчиков ООО «Такси «Престиж» и Комарова В.Г. в пользу истца Яременко Н.В. расходов на погребение в равных долях, а именно по 264159 руб. с каждого указанного ответчика.

Также по ст. 103 ГПК РФ, ст. 333.19 НК РФ с ответчиков подлежит взысканию государственная пошлина в доход местного бюджета г.Москвы, а именно, с ООО «Такси «Престиж» в размере 7041 руб. 59 коп., с Комарова В.Г. в размере 7041 руб. 59 коп., с Неклюдова Д.В. в размере 1200 руб.

В остальной части решение суда отмене или изменению не подлежит, ввиду верного определения обстоятельств по делу и соответствия действующему законодательству.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Лефортовского районного суда города Москвы от 02 февраля 2016 г. отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутовой-Тюрниной В.Н., Каюмовой Е.Н. к ООО «Такси «Престиж» о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда, к Комарову В.Г. о взыскании компенсации морального вреда и в части размера взысканных с Комарова В.Г. в пользу Яременко Н.В. денежных средств.

Постановить в указанной части новое решение.

Взыскать с Комарова В.Г. в пользу Яременко Н.В. в счет возмещения ущерба сумму в размере 264159 руб.

Взыскать с Комарова В.Г. в пользу Яременко В.И. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 100.000 руб.

Взыскать с Комарова В.Г. в пользу Яременко Н.В. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 100.000 руб.

Взыскать с Комарова В.Г. в пользу Арнаутовой-Тюрниной В.Н. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 100.000 руб.

Взыскать с Комарова В.Г. в пользу Каюмовой Е.Н. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 100.000 руб.

Взыскать с ООО «Такси «Престиж» в пользу Яременко Н.В. в счет возмещения ущерба сумму в размере 264159 руб.

Взыскать с ООО «Такси «Престиж» в пользу Яременко В.И. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 100.000 руб.

Взыскать с ООО «Такси «Престиж» в пользу Яременко Н.В. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 100.000 руб.

Взыскать с ООО «Такси «Престиж» в пользу Арнаутовой-Тюрниной В.Н. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 100.000 руб.

Взыскать с ООО «Такси «Престиж» в пользу Каюмовой Е.Н. в счет возмещения компенсации морального вреда в размере 100.000 руб.

Взыскать с ООО «Такси «Престиж» в доход местного бюджета г.Москвы государственную пошлину в размере 7041 руб. 59 коп.

Взыскать с Комарова В.Г. в доход местного бюджета г.Москвы государственную пошлину в размере 7041 руб. 59 коп.

Взыскать с Неклюдова Д.В. в доход местного бюджета г.Москвы государственную пошлину в размере 1200 руб.

В остальной части решение Лефортовского районного суда города Москвы от 02 февраля 2016 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы ответчика Комарова и представителя истцов Яременко В.И., Яременко Н.В., Арнаутовой-Тюриной В.Н., Каюмовой Е.Н. по доверенности Густап Н.В. с учетом их уточнений, и апелляционное представление помощника прокурора Лефортовской межрайонной прокуратуры г.Москвы Трусовой Н.С. в остальной части — без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Р.S.  Об иных  мотивах аналогичного судебного решения в 2013 году читайте в материале «Прецедент возмещения вреда пассажирам такси» 

Вышеизложенное судебное постановление не является точно выверенным — соответствующим законодательству и фактическим обстоятельствам дела. Например, явное противоречие имеет заключение суда о наличии у водителя Неклюдова  трудового договора с собственником авто  Комаровым. Что легко опровергалось бы  правильной линией защиты Неклюдова, заключающейся в даче суду правдивых, а не ложных показаний. Очевидно,что Неклюдов в силу своего маргинального тупоумия вступил в сговор с  другими ответчиками и дал ложные показания о заключении трудового договора с Комаровым, в то время как в действительности он заключил с ним договор аренды транспортного средства. Даже в случае предъявления Комаровым  какого-либо  трудового договора он должен был быть оспорен Неклюдовым, как ничтожный , поскольку  Комаров не давал ему каких-либо производственных поручений (заданий) и не выплачивал ему никакого денежного вознаграждения, что не могло быть подтверждено ни Комаровым и ни Неклюдовым какими-либо доказательствами. А в действительности необходимо было предъявить суду договор аренды транспортного средства. И настаивать на фактических трудовых отношениях с другим ответчиком — ООО «Такси Престиж». Что и полностью соответствовало их фактическим правоотношениям и могло быть подтверждено документально сведениями о выплате денежного вознаграждения (на карту или безнал) за исполнение производственных заданий (поручений)   ООО «Такси Престиж».

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.